Москалі згадуються в літописах вже під 1375 роком!

Витяг з русько-літовської хроніки про те, яку штуку утнув князь літовський і руський Олгерд з князем московським Дмітрієм «Донскім». Текст написано староукраїнською – руською мовою (Ѣ = і)

Тым теды славным звитязством Димитрий, великий князь московский, поднеслся, умыслил под Литвою Киевское, Витебское и Полоцкое князство войною доходити. Послал до Олгерда послы бучные з голым мечем и огнем, обЂцуючи его в Вилню на велик день привитати з красным яйцем, a Литву всю огнем и мечем звоевати и оказати силу и потужность свою. Которого зухвалства и отповЂди гордой Олгерд выслухавши и нарядившися з Кестутом, братом своим, и иншими княжаты, задержал у себе тых послов, a сам зараз посполитое рушене по всЂх панствах Великого князства Литовского и Руского росказал, абы ся стягалы под Витебско на день серодопосный великого посту. Братов тежь всЂх обослал своих, абы ему на той же день против того неприятеля головного помочь давали.

A гды (коли) уже до Витебска на день назначеный войска всЂ так его, яко и братия з войсками своими станули, и оказалися в шиках порядных, як то треба до войны, росказал зараз Олгерд дороги для спЂшного и простого тягненя к мЂсту Моск†з войском килку тысячом черни литовской готовати мосты и переправы, приставивши до них д†тисячи ездных c копиями для обороны. A сам, рушивши з Витебска зо всЂм войском литовским, маючи при собЂ послы московские, днем и ночью тягнул спЂшно до Москвы мЂста столечного, a идучи ничего не палил а ни пустошил, тылко хто Ђхал з Москвы против ему, тых пропущал, a Ђдучого зас до Москвы, того назад заворочал.

Тылко живность вселякую войску у москалей брал и их самих для мощеня мостов през болота и старины, що найпростщую казал дорогу до Москвы торовати, a до того и зима землю в той час гартовала. Шпигов зас и сторожу завше в килку милях перед войском также з боков и c тылу мЂл, a гды притягнул под Москву, положился обозом за мЂстом в мили для вытхненя войску своему.

A потым, рушившися оттоль в спра†порадной, як належит, послы московские отправил, давши им жагву (губку) або лионт запаленый, и казал, абы отдали своему пану, мовячи, же Олгерд, не будучи так поважным, упережает его, выражаючи ему почесть и не зычачи так далекой дороги до Вилня, але сам в него в Моск†буду, на велик день и яйце ему красное перше, ниж тая жагва згорит, отдам, которого то огня з Вильня Лит†до Москвы не треба было возити; з тым пустивши послы, сам за ними в тропы з войском тягнул. A так, послы тые з тым поселством и з огнем в жаг†ледво що приЂхали до Москвы, зараз шли до великого князя на палац, которого поткали на велик день самый идучого до утрени в церковь, и отдали ему жагев з огнем и поселства своего учинили реляцию.

И гды свитало, Олгерд зо всЂм войском своим притягнул под мЂсто и положился обозом на Поклонной горЂ. Димитрий, великий князь московский, выслухавши поселства, вет за вет отданого от Литвы и неприятеля туж над мЂстом до войны ушикованого, готового и справного до битвы видячи не дуфал оборонЂ замковой и мЂсцкой, гризлся сам в собЂ. Мыслил з Литвою поткатися в полю, але, же так прудко до битвы и отпору так великому неприятелеви не могл зготоватися, удался в розмову o примире, поступаючи наклады военныи нагородити зараз и войску всему литовскому плату з своей казны дати, и заховане статечного покою раз подтверженого и границ з Литвою так, як бы слушне мЂло быти, и на котрых сам Олгерд з рицерством своим перестанет.

А по долгих намовах дался Олгерд до еднаня и примиря, еднак же под кондициами, абы ему волно было з частю рицерства литовского и панами переднЂйшими до замку Московского збройно вьЂхавши копию o стЂну замковую скрушити, a для безпечности постановленого примирья границ литовских з Москвою по Угру рЂку, абы сам князь Димитрий з митрополитом и з боярами своими присягою потвердил, выправу военную ему и войску его литовскому заплатил, що все великий князь московский исполнити обЂцал, обавляючися чого горшого.

A Олгерд тежь, перестаючи на кондициах умовленых доброволне поданых без жадной войны, въЂхал в замок Московский доброволне отвореный, там же в церкви Димитрия князя привитал, и, отдаючи ему красное великодное яйце, мовил: «Видиш, княже Димитрий, хто з нас ранЂй на войну встал». A отдавши яйце, копие свое скрушил o браму, абы Москва памятала, же литва з Олгердом была в Моск†и копие свое Олгерд крушил o браму. A потым великий князь Димитрий всЂ нагороды военныи Олгердовы з иншими упоминками дорогими отдал, a границу з Москвою з Ђдной стороны по Можайско, a з другой стороны по Угру, реку глубокую и болотную, которая почалася недалеко Дорогобужа в лЂсЂ за Смоленском миль 18, межи Калугою и Воротином, впадает в рЂку Оку.

A так Олгерд, пожегнавшися з князем Димитрием, ишол з войском своим назадь, веселячися з так славного звитязства без розляня крови. A пришедши до Витебска роспустил войско свое ку домови, ударовавши всЂх.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*