Русь внутри Руси

В то время, когда понятие «Русь» употреблялось в качестве географического обозначения, на этой «Русской земле» всегда существовало несколько враждовавших между собой княжеств: Киевское, Переяславская вотчина Юрьевичей, Чернигово-Северская вотчина Ольговичей и др. Поэтому возводить географическое понятие XII в. «Русская земля» к какому-либо политическому единству этого времени никак нельзя. Это единство для эпохи Юрия Долгорукого и Святослава Всеволодича — лишь далекая историческая традиция.

Прежде чем перейти к более ранним временам, когда это единство могло быть политической реальностью, сделаем еще одну попытку ретроспективного использования данных XII в. Внутри очерченной территории мы можем выделить еще более узкую область, так сказать, Русь внутри Руси.


Так, в 1146 г. Святослав Ольгович, княживший в Новгороде-Северском, Путивле и Курске, приглашает Юрия Долгорукого: «а пойди в Русскую землю Киеву, а яз ти еде (в своем Северском княжестве.- Б. Р.) буду ти помощник» . В 1189 Святослав Всеволодич дает Галич своему сопернику-соправителю Рюрику Ростиславичу, а себе хочет «всей Руской земли около Кыева» . Такое же ограниченное понимание Русской земли сквозит и в ряде летописных определений политического союза Киевщины с Черными клобуками. Так, в 1149 г. Ростислав Юрьевич говорит отцу: «Слышал есмь, оже хощеть тебе вся Руская земля и Черный Клобукы» . В 1154 г. это сочетание Руси и Черных клобуков употребляется как застывшая формула: «…и плакася по нем (по Изяславу Мстиславичу.- Б. Р.) вся Руская земля и вси Чернии Клобуци яко по цари и господине своем». «Кияне же вси изидоша с радостью великою противу своему князю; и тако быша ему ради вси и вся Руская земля и вси Чернии Клобуци обрадоващася, оже Ростиславъ (Мстиславич) пришел въ Киевъ» .

Главная масса Черных клобуков — берендеев — была расселена киевскими князьями в Поросье и на Правобережье Днепра. Они были размещены в качестве наемной конницы чересполосно с русскими поселениями на южной окраине Киевской земли. Формула «вся Руская земля и вси Чернии Клобуци» предполагает еще более узкое понимание Русской земли, чем установленное выше. Там, где применяется эта формула, там под русской землей понимается сравнительно небольшой треугольник, вершиной которого был Киев, одной из сторон — Днепр от Киева до Канева, а основанием — бассейн Роси.

Черниговщина не входила в понимание Русской земли и Черных клобуков, о чем можно судить по рассказу летописи 1161 г. Ростислав Мстиславич Киевский посылает к Святославу Ольговичу Черниговскому «пусти ко мне детя Олга, ать познаеть кияны лепшия и Берендиче и Торкы» . Все походы Черных клобуков — берендеев — связаны как с отправной точкой только с «киевской», «русской» стороной Днепра: они всегда союзники или вассалы киевских князей, они «умирают за Русьскую землю и головы свои складывают», они постоянно служат киевским князьям как в их борьбе против половцев, так и в их борьбе с левобережными Ольговичами. Отсюда мы должны сделать вывод о существовании в XII в. наряду с другими также и крайне ограниченного понимания «Русской земли», как Киевщины и Поросья.

 

Б.А.Рыбаков. Киевская Русь и русские княжества XII-XIII вв.

Церковно — славянскій языкъ

У балканскихъ славянъ, именно болгаръ он нашѣлъ себѣ широкое употребяеніе въ X вѣкѣ, при царѣ Симеонѣ. Въ это время, въ золотой вѣкъ болгарской письменности, на него было переведено значительное количество произведеній какъ духовной, такъ отчасти и свѣтской византійской литературы и, сверхъ того, на немъ было написано нѣсколько оригинальныхъ произведеній. Послѣ эпохи Симеона, около половины XII вѣка, церковно-славянокій языкъ, измѣнившійся подъ вліяніемъ живыхъ болгарскихъ говоровъ въ звукахъ, формахъ, словахъ, перешелъ въ такъ называемые средне-болгарский языкъ. Въ своемъ новомъ видѣ онъ долгое время былъ употребляемъ для новыхъ переводовъ съ греческаго и для оригинальныхъ сочиненіи, и значеніе литературнаго языка болгаръ было сохраняемо имъ до XVII столѣтія.

Русскіе познакомились съ церковво-славянскимъ-языкомъ очень рано. Уже первые русскіе христіане пользовались церковно-славянскими богослужебными книгами, какъ показываетъ, между прочимъ, папская булла 967 года, упоминающая о славянскомъ богослуженіи у русскихъ; древнѣйшіе дошедшіе до насъ письменные памятники русскихъ — переводы договоровъ съ греками кіевскихъ князей Олега 912 г. и Игоря 945 г.— написаны на смѣси церковно-славянскаго языка съ русскимъ, едва ли не священниками — болгарами,жившими въ Кіевѣ. Послѣ принятія христіанства всею Русью при святомъ Владимире, церковно-славянскій языкъ, съ болѣе или менѣе сильною русскою окраскою, сдѣлался русскимъ литератур-нымъ языкомъ и продолжалъ быть имъ въ течение многихъ столѣтій, почти до половины ХVII вѣка. Сверхъ того, значительное количество его звуковыхъ, формальныхъ и словарныхъ особенностей вошло въ языкъ русскаго образованнаго общества и вмѣстѣ съ тѣмъ въ современным русскій литературный языкъ. Такимъ образомъ церковно-славянскій язык былъ въ теченіе цѣлаго ряда столѣтій общимъ литературнымъ языкомъ южнаго и восточнаго славянства.

Онъ остается до сихъ поръ языкомъ богослуженія у всѣхъ православных славянъ (а равнымъ образомъ у уніатовъ и немногихъ католиковъ), и болгары, сербы, русскіе пользуются въ наши дни однѣми и тѣми же цервовно-славянскими богослужебными книгами. Къ этому мы добавимъ, что языки церковно-славянскій и нашъ русскій, какъ отдѣльныя нарѣчія, суть члены одного, общаго имъ славянскаго языка, который, въ свою очередь, вмѣстѣ съ языками индусовъ, персовъ, грековъ, римлянъ,кельтовъ, нѣмцевъ и литовцевъ, входить, какъ отдѣльный членъ, въ общій составь языковъ индо-европейскихъ. Церковно — славянское нарѣчіе делится обыкновенно на несколько періодовъ, хотя ученые доселѣ не согласны въ разграниченіи этихъ періодовъ.Такъ, академикъ А. Востоковъ раздѣлялъ церковно-славянскій языкъ на три періода: древніи, средній и новый.

«Древній языкъ, говорить онъ, заключается въ письменныхъ памятникахъ отъ IX и за ХIII столѣтіе. Онъ непримѣтно сливается съ языкомъ среднимъ XV и XVI столѣтія, а за симъ уже слѣдуетъ новый славянскій или языкъ печатныхъ церковныхъ книгъ».

«Такое измѣненіе въ славянскомъ языкѣ, говоритъ извѣстный составитель славянской грамматики П. Перевлѣсскій, продолжалось вплоть до напечатанія новоисправленныхъ книгь въ Россіи. Съ появленіемъ ихъ, онъ остается неприкосновеннымъ и неизмѣннымъ, принявъ и усвоивъ русскую редакцію, которая установлена и утверждена полного теоріею въ грамматикѣ Мелетія Смотрицкаго» (1619 г.).

Академнкъ ѣ. Буслаевъ признаетъ только два періода въ исторіи церковно-славянскаго языка, неопредѣляя точно границы ихъ. „Въ исторіи церковно-славянскаго языка, говоритъ онъ, надобно отличить два періода: къ первому относится языкъ древнѣйшій, въ наибольшей чистотѣ сохранившийся въ древнѣйпшхъ его памятникахъ; ко второму —языкъ позднѣйшій, образовавшійся подъ вліяніемъ русскаго: это—тотъ языкъ, которымъ мы пользуемся въ нынѣ употребительныхъ церковныхъ книгахъ. Чтобы понять грамматическія формы новаго церковно-славянскаго языка, необходимо знать, что въ немъ собственно принадлежитъ древнему, я что внесено изъ русскаго«.

Другіе же, какъ наприм. извѣстныи педагогъ Ильминскій, вовсе не признаютъ періодовъ въ ц.-слав. языкѣ и считаютъ имѣющимъ научное значеніе одинъ только древній періодъ церковно-славянскаго языка,—языкъ Остромирова евангелія и ему подобныхъ памятниковъ древне-славянской письменности.

Что же касается церковно-славянскаго языка такъ называемаго новаго періода, языка нашихъ современных, ц.-богослужебныхъ и библейскихъ славянскихъ книгь, то онъ, по ихъ мнѣнію, есть тотъ же древне-славянскій языкъ, только значительно испорченный внесеніемъ въ него русскихъ формъ и условныхъ правилъ склоненій и спряженій и орфографіи грамматики Мелетія Смотрицкаго  и современныхъ ему писателей.


Г. Дяченко «Повний церковно-слов`янський словник», 1900р.

Талановита учениця своєї вчительки, Наташа К.

Сьогодні інтернет вибухнув інформацією, що Наталю Королевську впіймали на джинсі.

Про це у своєму Facebook пише журналіст Мустафа Найєм.

«Сегодня практически любое упоминание Натальи Королевской в СМИ носит заказной характер. Называя себя политиком нового поколения, госпожа Королевская* и ее команда действуют тупыми старыми методами: без ума, без фантазии, зато с «прессом бабла». С такими темпами Наталья Юрьевна рискует быстро «состариться» и остаться в прошлом. Думаю, новое поколение обойдется как-то без нее», — пише журналіст.

А що тут дивного, у Наташи був шикарний майстер-клас з мистецтва «казаться, но не быть», з талановитою вчителькою…