Церковно — славянскій языкъ

У балканскихъ славянъ, именно болгаръ он нашѣлъ себѣ широкое употребяеніе въ X вѣкѣ, при царѣ Симеонѣ. Въ это время, въ золотой вѣкъ болгарской письменности, на него было переведено значительное количество произведеній какъ духовной, такъ отчасти и свѣтской византійской литературы и, сверхъ того, на немъ было написано нѣсколько оригинальныхъ произведеній. Послѣ эпохи Симеона, около половины XII вѣка, церковно-славянокій языкъ, измѣнившійся подъ вліяніемъ живыхъ болгарскихъ говоровъ въ звукахъ, формахъ, словахъ, перешелъ въ такъ называемые средне-болгарский языкъ. Въ своемъ новомъ видѣ онъ долгое время былъ употребляемъ для новыхъ переводовъ съ греческаго и для оригинальныхъ сочиненіи, и значеніе литературнаго языка болгаръ было сохраняемо имъ до XVII столѣтія.

Русскіе познакомились съ церковво-славянскимъ-языкомъ очень рано. Уже первые русскіе христіане пользовались церковно-славянскими богослужебными книгами, какъ показываетъ, между прочимъ, папская булла 967 года, упоминающая о славянскомъ богослуженіи у русскихъ; древнѣйшіе дошедшіе до насъ письменные памятники русскихъ — переводы договоровъ съ греками кіевскихъ князей Олега 912 г. и Игоря 945 г.— написаны на смѣси церковно-славянскаго языка съ русскимъ, едва ли не священниками — болгарами,жившими въ Кіевѣ. Послѣ принятія христіанства всею Русью при святомъ Владимире, церковно-славянскій языкъ, съ болѣе или менѣе сильною русскою окраскою, сдѣлался русскимъ литератур-нымъ языкомъ и продолжалъ быть имъ въ течение многихъ столѣтій, почти до половины ХVII вѣка. Сверхъ того, значительное количество его звуковыхъ, формальныхъ и словарныхъ особенностей вошло въ языкъ русскаго образованнаго общества и вмѣстѣ съ тѣмъ въ современным русскій литературный языкъ. Такимъ образомъ церковно-славянскій язык былъ въ теченіе цѣлаго ряда столѣтій общимъ литературнымъ языкомъ южнаго и восточнаго славянства.

Онъ остается до сихъ поръ языкомъ богослуженія у всѣхъ православных славянъ (а равнымъ образомъ у уніатовъ и немногихъ католиковъ), и болгары, сербы, русскіе пользуются въ наши дни однѣми и тѣми же цервовно-славянскими богослужебными книгами. Къ этому мы добавимъ, что языки церковно-славянскій и нашъ русскій, какъ отдѣльныя нарѣчія, суть члены одного, общаго имъ славянскаго языка, который, въ свою очередь, вмѣстѣ съ языками индусовъ, персовъ, грековъ, римлянъ,кельтовъ, нѣмцевъ и литовцевъ, входить, какъ отдѣльный членъ, въ общій составь языковъ индо-европейскихъ. Церковно — славянское нарѣчіе делится обыкновенно на несколько періодовъ, хотя ученые доселѣ не согласны въ разграниченіи этихъ періодовъ.Такъ, академикъ А. Востоковъ раздѣлялъ церковно-славянскій языкъ на три періода: древніи, средній и новый.

«Древній языкъ, говорить онъ, заключается въ письменныхъ памятникахъ отъ IX и за ХIII столѣтіе. Онъ непримѣтно сливается съ языкомъ среднимъ XV и XVI столѣтія, а за симъ уже слѣдуетъ новый славянскій или языкъ печатныхъ церковныхъ книгъ».

«Такое измѣненіе въ славянскомъ языкѣ, говоритъ извѣстный составитель славянской грамматики П. Перевлѣсскій, продолжалось вплоть до напечатанія новоисправленныхъ книгь въ Россіи. Съ появленіемъ ихъ, онъ остается неприкосновеннымъ и неизмѣннымъ, принявъ и усвоивъ русскую редакцію, которая установлена и утверждена полного теоріею въ грамматикѣ Мелетія Смотрицкаго» (1619 г.).

Академнкъ ѣ. Буслаевъ признаетъ только два періода въ исторіи церковно-славянскаго языка, неопредѣляя точно границы ихъ. „Въ исторіи церковно-славянскаго языка, говоритъ онъ, надобно отличить два періода: къ первому относится языкъ древнѣйшій, въ наибольшей чистотѣ сохранившийся въ древнѣйпшхъ его памятникахъ; ко второму —языкъ позднѣйшій, образовавшійся подъ вліяніемъ русскаго: это—тотъ языкъ, которымъ мы пользуемся въ нынѣ употребительныхъ церковныхъ книгахъ. Чтобы понять грамматическія формы новаго церковно-славянскаго языка, необходимо знать, что въ немъ собственно принадлежитъ древнему, я что внесено изъ русскаго«.

Другіе же, какъ наприм. извѣстныи педагогъ Ильминскій, вовсе не признаютъ періодовъ въ ц.-слав. языкѣ и считаютъ имѣющимъ научное значеніе одинъ только древній періодъ церковно-славянскаго языка,—языкъ Остромирова евангелія и ему подобныхъ памятниковъ древне-славянской письменности.

Что же касается церковно-славянскаго языка такъ называемаго новаго періода, языка нашихъ современных, ц.-богослужебныхъ и библейскихъ славянскихъ книгь, то онъ, по ихъ мнѣнію, есть тотъ же древне-славянскій языкъ, только значительно испорченный внесеніемъ въ него русскихъ формъ и условныхъ правилъ склоненій и спряженій и орфографіи грамматики Мелетія Смотрицкаго  и современныхъ ему писателей.


Г. Дяченко «Повний церковно-слов`янський словник», 1900р.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*